Загрузка...

Юлия Такшина: Я мамина дочка

  • Читают: 980
  • Юлия Такшина: Я мамина дочка

    Юля запомнилась многим в роли стервозной Вики из сериала «Не родись красивой». В жизни актриса не имеет ничего общего с сериальным образом

    Штрихи к портрету

    Юля Такшина родилась 9 июля 1980 года в Белгороде. Отец ее детей – бывший гражданский муж Григорий Антипенко, с которым Юлия поддерживает дружеские отношения. Первая работа в кино – роль Вики в сериале «Не родись красивой». Роль принесла актрисе популярность. Снималась в фильмах и сериалах: «Неадекватные люди», «Партизаны», «Кухня», «Двенадцать месяцев» и др. Каждое лето на протяжении 7 лет отдыхает с детьми в Черногории.

    Юля Такшина мягкая, добрая, домашняя, но при этом с сильным характером, ироничным умом и веселым нравом. Сегодня Юля много снимается и растит двух сыновей (старшего зовут Иваном, ему 7 лет, а младшему, Федору, – 5 лет). – Юля, знаю, что ты много лет серьезно занималась танцами. Хотела бы сыграть что-нибудь в кино или театре, связанное с музыкой, пластикой, танцами? – Это моя мечта. (Улыбается.) Когда меня утверждают в кино и начинается работа, я везде пытаюсь сказать: «Ребята, а давайте придумаем героине танец». Но пока в моей кинокарьере не реализовалась моя любовь к танцу. Но даст бог, что-то обязательно получится. На самом деле у меня две мечты: сыграть классику и пластический спектакль. – А серьезно хореографией не хотела заниматься? – Нет, в балет меня никогда не тянуло. Видимо, люди с этим рождаются. Я еще занималась художественной гимнастикой какое-то время, но потом сделала выбор в пользу танцев. – Но после школы все же поступила в МГУ на журналистику... – Да, потому что моя мама – журналист, а я мамина дочка. Для меня мама всегда была примером. В детстве часто ходила вместе с ней на интервью, и поэтому неокрепший подростковый мозг формировался в этом направлении. Неудивительно, что я мечтала о журналистике и подала документы на журфак. Но с первого раза я не поступила, хотя готовилась с 9-го класса. Мы с классным руководителем оставались после уроков, писали статьи, занимались орфографией. Причем делала она это абсолютно бесплатно. А не поступила я потому, что недобрала баллы. Помню до сих пор тему сочинения: «Сравнительный анализ Молчалина и Чацкого». Когда мне вернули работу с тройкой за содержание, мы подали апелляцию. Мне объяснили, что я не упомянула про диалог Чацкого с Молчалиным перед балом, а значит, не знала произведение. Было обидно. Но ничего доказать и изменить мы не могли. Я поступила на подготовительные курсы и через год, сдав выпускной экзамен, стала студенткой журфака. – Позже ты бросила университет... – Я проучилась только полтора года, потому что начала выступать в балете у Олега Газманова. Друзья моего брата пригласили меня на кастинг. Я пошла с ними за компанию. Даже подумать не могла, что пройду его. В результате меня взяли, а друзей брата нет. Со временем я поняла, что, если чего-то хочешь, нужно двигаться в направлении мечты, но относиться к этому с легкостью. У меня бывают пробы, перед которыми я ночами не сплю, потому что хочу эту роль до умопомрачения. В итоге всегда пролетаю как «фанера над Парижем», потому что дополнительное волнение на пробах не скроешь, и оно работает тебе во вред. А когда приходишь спокойной, то утверждают сто процентов. Вот такой парадокс. Учусь владеть собой. – Танцы дали тебе что-то в обычной жизни? – Благодаря танцам я хорошо чувствую и знаю свое тело. Поэтому мне достаточно легко придумать для моего персонажа пластику, походку. Операторы – люди с опытом, и они это сразу определяют, видят по рукам, по манере поворачивать голову, по тому, как я сижу. Я считаю, что актеру обязательно нужно владеть какими-то минимальными навыками для осанки, для правильной подачи себя, для каких-то образов. – Ты ушла с журфака только потому, что танцевала у Газманова, или поняла, что сцена – это твое? – Я бросила журфак, потому что разочаровалась в профессии журналиста. Помню, как мы ходили на все пресс-конференции к Алле Пугачевой, к примеру. Так вот там все вопросы были связаны только с тем, что Кристина ждет второго ребенка. Я воспитывалась на иной журналистике. И слава богу, что вовремя пришло некое осознание. Потому что надо заниматься только тем, что приносит удовольствие. – Но ты еще не знала в тот момент, куда пойдешь учиться? – Нет, я достаточно долго думала о том, чтобы посвятить жизнь актерской профессии, потому что работа танцора недолговечна. И когда поступила в «Щуку» (к счастью, с первого раза), мне было 22 года. Можно сказать, впрыгнула в последний вагон. Но фактически я с 18 лет раздумывала об этом и сомневалась: смогу – не смогу, потяну – не потяну. – Ты почувствовала себя счастливой, поступив? Сразу убедилась, что это твое? – Да, я окунулась в мир какого-то бесконечного счастья. Это на 180 градусов развернуло меня. Мне так нравился дух «Щуки»! Мы жили в творчестве 24 часа в сутки, оставались на ночь репетировать, сами придумывали отрывки, параллельно читали о русском и зарубежном театре. Сдавали все это на экзаменах. Когда все успевали – не понимаю. (Смеется.) Когда после окончания института актеры, игравшие во время учебы лучшие роли мирового репертуара, оказываются никому не нужными, они ломаются. Многие не справляются, начинают выпивать или вообще уходят из профессии. Поэтому актер может не спать, не доедать, главное – чтобы была возможность играть. – Ты воспитываешь двух сыновей. Они еще не тянутся к искусству? – Ваня ходит на бальные танцы. Ему очень нравится. Причем это не моя, а его инициатива. Я бы не хотела, конечно, чтобы Ваня этим занимался профессионально, но считаю, что это очень много ему даст в жизни. Он научится держать и подавать себя. Мужчина, у которого есть за плечами что-то танцевальное, всегда смотрится выигрышнее, и это прививает правильное отношение к женщине, к партнерше. Я даже спрашивала Ваню: «Может, мы откажемся от бальных танцев, ведь у тебя так много занятий?» А он мне отвечает: «Нет, я хочу танцевать». И ходит... пять дней в неделю. А кроме этого у него баскетбол, плавание, английский язык. Правда, это все происходит в школе и на хорошем уровне, так что не надо ехать по пробкам, куда-то тащить ребенка. Иногда предлагаешь ему после школы: «Давай сегодня пропустим танцы?» – он расстраивается и говорит, что обязательно пойдет. – А младший, Федя? – Он занимается керамикой и танцами, но пока попроще, в рамках детского садика. И учит английский. Они оба учат язык с трех лет. Уже есть успехи. И мне очень приятно, когда даже Федя может сказать что-то на английском языке. – Ты всегда прекрасно выглядишь и со вкусом одеваешься. Есть какие- то приоритеты в марках? – Я люблю качественные вещи. Считаю, лучше купить одну добротную, из хорошего натурального материала, чем много низкокачественных. Хотя и недорогая вещь может быть приличной. Главное, чтобы одежда была удобной и тебе не изменяло чувство меры. – А есть в одежде или аксессуарах то, что ты особенно любишь? – У меня очень много перчаток: ярко-оранжевые, ярко-зеленые, спокойных цветов. Мне нравится собирать их. Еще люблю шапки: вязаные, смешные, с помпоном, большие, у меня ими тоже полка забита. А украшения не люблю и не ношу. Кроме тех случаев, когда этого требует дресс-код и тебе дают украшения напрокат в сопровождении охранника. Но я спокойно могу появиться на церемонии в вечернем платье и совсем без украшений. Меня это не коробит абсолютно. Косметикой в повседневной жизни почти не пользуюсь. Красоты мне хватает в театре и в кино. (Смеется.) В жизни хочется простоты, а главное – быть самой собой.

    Загрузка...



    Ваше мнение о Юлия Такшина: Я мамина дочка

    Вопрос: Бриллиантовая

    Введите ответ на вопрос
    • Чужое лицо

      Чужое лицо
    • Помню - не помню!

      Помню - не помню!
    • Кино многообразно

      Кино многообразно
    • Уходящая натура

      Уходящая натура
    • Не родись красивой

      Не родись красивой